Голубев Владимир Васильевич

Адвокат

16+

Адвокат в Москве

Перейти к контенту

Глава 27. Производство судебной экспертизы. Статьи 195 - 207 УПК РФ

Уголовные дела > УПК РФ > Часть 2 Досудебное производство > Раздел 8 Предварительное расследование
Глава 27. Производство судебной экспертизы














Глава 27. ПРОИЗВОДСТВО СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ


Статья 195. Порядок назначения судебной экспертизы


1. Признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, а в случаях, предусмотренных пунктом 3 части второй статьи 29 настоящего Кодекса, возбуждает перед судом ходатайство, в котором указываются:
1) основания назначения судебной экспертизы;
2) фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза;
3) вопросы, поставленные перед экспертом;
4) материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.

2. Судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

3. Следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 настоящего Кодекса. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.
(в ред. Федерального закона от 28.12.2013 N 432-ФЗ)

4. Судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4 и 5 статьи 196 настоящего Кодекса, а также в отношении свидетеля производится с их согласия или согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде. Судебная экспертиза может быть назначена и произведена до возбуждения уголовного дела.
(в ред. Федеральных законов от 29.05.2002 N 58-ФЗ, от 04.03.2013 N 23-ФЗ)

Статья 196. Обязательное назначение судебной экспертизы


Назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить:
1) причины смерти;
2) характер и степень вреда, причиненного здоровью;
3) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;
3.1) психическое состояние подозреваемого, обвиняемого в совершении в возрасте старше восемнадцати лет преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего возраста четырнадцати лет, для решения вопроса о наличии или об отсутствии у него расстройства сексуального предпочтения (педофилии);
(п. 3.1 введен Федеральным законом от 29.02.2012 N 14-ФЗ)
3.2) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда имеются основания полагать, что он является больным наркоманией;
(п. 3.2 введен Федеральным законом от 25.11.2013 N 313-ФЗ)
4) психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;
5) возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

Статья 197. Присутствие следователя при производстве судебной экспертизы


1. Следователь вправе присутствовать при производстве судебной экспертизы, получать разъяснения эксперта по поводу проводимых им действий.

2. Факт присутствия следователя при производстве судебной экспертизы отражается в заключении эксперта.

Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы


1. При назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, представитель вправе:
(в ред. Федерального закона от 28.12.2013 N 432-ФЗ)
1) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;
2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;
3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;
4) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту;
5) присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту;
6) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта.

2. Свидетель, в отношении которого производилась судебная экспертиза, вправе знакомиться с заключением эксперта.
(часть 2 в ред. Федерального закона от 28.12.2013 N 432-ФЗ)

Статья 199. Порядок направления материалов уголовного дела для производства судебной экспертизы


1. При производстве судебной экспертизы в экспертном учреждении следователь направляет руководителю соответствующего экспертного учреждения постановление о назначении судебной экспертизы и материалы, необходимые для ее производства.

2. Руководитель экспертного учреждения после получения постановления поручает производство судебной экспертизы конкретному эксперту или нескольким экспертам из числа работников данного учреждения и уведомляет об этом следователя. При этом руководитель экспертного учреждения, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные статьей 57 настоящего Кодекса.

3. Руководитель экспертного учреждения вправе возвратить без исполнения постановление о назначении судебной экспертизы и материалы, представленные для ее производства, если в данном учреждении нет эксперта конкретной специальности либо специальных условий для проведения исследований, указав мотивы, по которым производится возврат.

4. Если судебная экспертиза производится вне экспертного учреждения, то следователь вручает постановление и необходимые материалы эксперту и разъясняет ему права и ответственность, предусмотренные статьей 57 настоящего Кодекса.

5. Эксперт вправе возвратить без исполнения постановление, если представленных материалов недостаточно для производства судебной экспертизы или он считает, что не обладает достаточными знаниями для ее производства.

Статья 200. Комиссионная судебная экспертиза


1. Комиссионная судебная экспертиза производится не менее чем двумя экспертами одной специальности. Комиссионный характер экспертизы определяется следователем либо руководителем экспертного учреждения, которому поручено производство судебной экспертизы.

2. Если по результатам проведенных исследований мнения экспертов по поставленным вопросам совпадают, то ими составляется единое заключение. В случае возникновения разногласий каждый из экспертов, участвовавших в производстве судебной экспертизы, дает отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласие.

Статья 201. Комплексная судебная экспертиза


1. Судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей, является комплексной.

2. В заключении экспертов, участвующих в производстве комплексной судебной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел. Каждый эксперт, участвовавший в производстве комплексной судебной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность.

Статья 202. Получение образцов для сравнительного исследования


1. Следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, а также в соответствии с частью первой статьи 144 настоящего Кодекса у иных физических лиц и представителей юридических лиц в случаях, если возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах, и составить протокол в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса, за исключением требования об участии понятых. Получение образцов для сравнительного исследования может быть произведено до возбуждения уголовного дела.
(часть 1 в ред. Федерального закона от 04.03.2013 N 23-ФЗ)

2. При получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство.

3. О получении образцов для сравнительного исследования следователь выносит постановление. В необходимых случаях получение образцов производится с участием специалистов.

4. Если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом. В этом случае сведения о производстве указанного действия эксперт отражает в своем заключении.

Статья 203. Помещение в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства судебной экспертизы

(в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

1. Если при назначении или производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы возникает необходимость в стационарном обследовании подозреваемого или обвиняемого, то он может быть помещен в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях.
(в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

2. Подозреваемый или обвиняемый, не содержащийся под стражей, помещается в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса.
(в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

3. В случае помещения подозреваемого в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства судебно-психиатрической экспертизы срок, в течение которого ему должно быть предъявлено обвинение в соответствии со статьей 172 настоящего Кодекса, прерывается до получения заключения экспертов.
(в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

Статья 204. Заключение эксперта


1. В заключении эксперта указываются:
1) дата, время и место производства судебной экспертизы;
2) основания производства судебной экспертизы;
3) должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;
4) сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;
5) сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;
6) вопросы, поставленные перед экспертом;
7) объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы;
8) данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;
9) содержание и результаты исследований с указанием примененных методик;
10) выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

2. Если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он вправе указать на них в своем заключении.

3. Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы, графики и т.п.), прилагаются к заключению и являются его составной частью.

Статья 205. Допрос эксперта


1. Следователь вправе по собственной инициативе либо по ходатайству лиц, указанных в части первой статьи 206 настоящего Кодекса, допросить эксперта для разъяснения данного им заключения. Допрос эксперта до представления им заключения не допускается.

2. Эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной судебной экспертизы.

3. Протокол допроса эксперта составляется в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса.

Статья 206. Предъявление заключения эксперта


1. Заключение эксперта или его сообщение о невозможности дать заключение, а также протокол допроса эксперта предъявляются следователем потерпевшему, его представителю, подозреваемому, обвиняемому, его защитнику, которым разъясняется при этом право ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы.
(в ред. Федерального закона от 28.12.2013 N 432-ФЗ)

2. Если судебная экспертиза производилась в отношении свидетеля, то ему также предъявляется заключение эксперта.
(в ред. Федерального закона от 28.12.2013 N 432-ФЗ)

Судебная практика по экспертизе
ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 сентября 2017 г. по делу N 22-344/2017

Судья Чимидов А.А. дело N 22-344/2017

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Элиста 26 сентября 2017 года
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия в составе:
председательствующего
судей
с участием:
осужденных
защитников
потерпевшей
прокурора уголовно-судебного
отдела прокуратуры
Республики Калмыкия
при секретаре - Андреева Э.Г.,
- Пугаева М.С. и Мамаева Л.А.,
- Х.Ю. и М.О.,
- Курноскиной Н.С. и Сулейманова М.Т.,
- В.Б.Б.,
- Наминова У.В.,
- М.С.Д.,
рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Х.Ю., защитников - адвокатов Курноскиной Н.С., Сулейманова М.Т. на приговор Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 14 июня 2017 года, которым
Х.Ю., ***,
осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима и ограничению свободы сроком на 2 года,
М.О., ***,
осужден по ст. 316 УК РФ к штрафу в размере 180 000 рублей.
Заслушав доклад судьи Мамаева Л.А. с кратким изложением содержания обжалуемого приговора, апелляционных жалоб и возражений на них, выступления осужденных Х.Ю. и М.О., их защитников - адвокатов Курноскиной Н.С. и Сулейманова М.Т., поддержавших доводы жалоб, потерпевшей В.Б.Б. об усилении наказания, мнение прокурора Наминова У.В. о законности и обоснованности судебного решения, судебная коллегия

установила:

Согласно приговору Х.Ю. признан виновным в убийстве, то есть в умышленном причинении смерти другому человеку, а М.О. - в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления, при следующих обстоятельствах.
17 декабря 2015 года в период времени примерно с 10 до 12 часов Х.Ю. и М.Э.Б., находясь по адресу: ***, в ходе совместного распития спиртных напитков и возникшей ссоры схватили друг друга за одежду, присутствовавший рядом М.О. разнял их. После этого Х.Ю. ушел в другую комнату, где уснул, но через 20 минут проснулся от действий М.Э.Б., который искал в карманах надетой на него жилетки денежные средства. Оскорбившись поведением М.Э.Б., Х.Ю. на почве ранее возникшего конфликта решил совершить его убийство. С этой целью он, выбежав в помещение кухни, осознавая противоправность своих действий, предвидя наступление общественно опасных последствий в виде смерти М.Э.Б. и желая этого, взял неустановленный следствием нож длиною клинка не менее 8,5 см и, используя его в качестве оружия, нанес последнему не менее двух ударов в область грудной клетки справа и в область левого плеча, причинив повреждения в виде проникающей колото-резаной раны передней поверхности грудной клетки в проекции второго межреберья с повреждением кожи, подкожно-жировой клетчатки, мышц груди, париетальной плевры в проекции второго межреберья, париетальной плевры в проекции заднего края левой ключицы, левой подключичной артерии, колото-резаной раны заднебоковой поверхности в верхней трети левого плеча с повреждением подкожно-жировой клетчатки, мышц, которые осложнились развитием массивной кровопотери.
От полученной проникающей колото-резаной раны передней поверхности грудной клетки М.Э.Б. скончался на месте происшествия. После совершенного преступления Х.Ю. вывез труп М.Э.Б. на участок местности, расположенный в ***, где оставил в траншее и в дальнейшем пытался его сжечь.
17 декабря 2015 года примерно в 22 часа М.О., зная о совершенном Х.Ю. убийстве, решил оказать содействие в сокрытии следов преступления. Вместе с Х.Ю. и приехавшим Д.А.Ю. они вынесли труп М.Э.Б. из жилого помещения, расположенного по адресу ***, погрузили его на заднее сидение автомашины марки ***, и вывезли его к участку степной местности, расположенной в ***, где скинули в траншею. В период времени с 9 часов 18 декабря 2015 года до 16 часов 21 декабря 2015 года М.О. совместно с К.А.В., не осведомленным о совершенном убийстве и о преступном умысле М.О. на сокрытие следов преступления, произвел уборку квартиры, смыл кровь с пола помещения, вынес матрас с пятнами крови и, погрузив его в автомашину марки ***, с государственным регистрационным знаком ***, вывез на свалку бытовых отходов.
В судебном заседании подсудимый Х.Ю., не оспаривая факт причинения потерпевшему ножевых ранений, вину в предъявленном обвинении признал частично, пояснив, что причинил их, обороняясь от нападения М.Э.Б.
Подсудимый М.О. вину в предъявленном обвинении не признал, просил его оправдать за непричастностью к совершенному преступлению.
Не согласившись с приговором суда, осужденный Х.Ю. в апелляционной жалобе просит о переквалификации его действий и снижении наказания, мотивируя тем, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Суд не учел обстоятельства возникшего между ним и М.Э.Б. конфликта, поведение потерпевшего, отбывавшего наказание в местах лишения свободы, а также то, что М.Э.Б. превосходил его физически. Приводит доводы о том, что умысла на убийство потерпевшего у него не было, так как во время сна потерпевший пытался тайно достать у него деньги из внутреннего кармана жилетки. Он проснулся от этого, М.Э.Б. ударил его в подбородок, а другой рукой стал душить. После того как он, отбиваясь, вырвался, М.Э.Б. преследовал его и на кухне сделал подсечку, отчего он упал на пол. Потерпевший продолжал наносить ему удары и душить. Указывает, что в ходе борьбы он взял нож со стола в правую руку и, прикрываясь от нападения, правой рукой нанес М.Э.Б. два удара ножом. Утверждает, что труп М.Э.Б. был замаскирован под строительный мусор, его он загружал вместе с Д.А.Ю. и неизвестным прохожим. Оспаривает выводы судебно-медицинской экспертизы N*** от 25 февраля 2016 года и ситуационной экспертизы N*** от 15 декабря 2016 года, ссылаясь на то, что в ходе проверки показаний на месте он не смог полностью продемонстрировать и показать при каких обстоятельствах он причинил потерпевшему колото-резаные ранения. Обращает внимание, что протокол проверки показаний на месте с его участием от 17 января 2016 года не был приобщен к материалам уголовного дела. Полагает, что обстоятельства нанесения ножевых ранений, продемонстрированных им в ходе указанного следственного действия, напрямую влияют на выводы экспертиз. В связи с этим приводит доводы о наличии существенных противоречий, которые не были устранены в ходе судебного следствия, а его ходатайства о вызове и допросе экспертов, а также о проведении повторной экспертизы судом необоснованно отклонены.
В апелляционной жалобе защитник-адвокат Курноскина Н.С. просит переквалифицировать действия Х.Ю. на ч. 1 ст. 108 УК РФ, ссылаясь на то, что Х.Ю. в целях пресечения противоправных действий М.Э.Б. избрал несоразмерный способ защиты и совершил в отношении него действия, не соответствующие характеру и опасности посягательства, тем самым, превысил пределы необходимой обороны. По ее мнению, следствием не доказан и судом не установлен умысел Х.Ю. на лишение жизни потерпевшего, не дана оценка личности М.Э.Б., его криминальное прошлое, физическое превосходство над осужденным. В обоснование указывает, что Х.Ю., обращаясь с явкой с повинной в 18 часов 50 минут 14 января 2016 года, сообщил о нанесении М.Э.Б. ударов ножом в ходе ссоры и драки, вызванного тем, что последний, воспользовавшись его спящим состоянием, обыскивал карманы его одежды. В ходе допроса в этот же день Х.Ю. дополнил свои показания, пояснив, что М.Э.Б. стал его душить, между ними завязалась борьба, в ходе которой они переместились на кухню, где он, защищаясь от М.Э.Б., схватил со стола нож и ударил им потерпевшего в область груди. При этом обращает внимание на обстоятельства, предшествовавшие совершению преступления, и поведение М.Э.Б. Отмечает, что как в явке с повинной, так и во время допроса следствием не уточнялось, каким образом, в каком положении были причинены ножевые ранения М.Э.Б. Приводит доводы о том, что подробные показания Х.Ю. об обстоятельствах нанесения им ножевого ранения потерпевшему при самообороне были зафиксированы в ходе проверки его показаний на месте от 17 января 2016 года с использованием фотосъемки и при его допросе в качестве подозреваемого от 27 января 2016 года, протоколы указанных следственных действий были утрачены и в материалах уголовного дела отсутствуют. Их ходатайства о проведении ситуационной экспертизы в целях воссоздания механизма совершения преступления на основании показаний Х.Ю. от 17 и 27 января 2016 года были проигнорированы. В подтверждение незаконности действий следователя СО по г. Элиста СУ СК РФ по РК К.В.Е. представлены копии ходатайства о проведении по делу ситуационной экспертизы, жалобы на бездействие следователя, ответ заместителя прокурора г. Элиста Н.У.В. об обоснованности жалобы, однако суд необоснованно отказал в их приобщении к материалам уголовного дела и не дал этому соответствующей оценки. Ссылаясь на недопустимость протокола проверки показаний на месте с участием обвиняемого Х.Ю. от 14 декабря 2016 года, указывает, что следственное действие было проведено по истечении одного года после произошедших событий, на этот момент Х.Ю. в связи с заболеваниями (инсульт и т.д.), повлиявшими на состояние его памяти, утратил некоторые детали нанесения им ножевых ранений М.Э.Б. Кроме того, на неточность воспроизведения обстоятельств нанесения ножевого ранения, по мнению защитника, повлияло также то, что во время проведения проверки показаний на месте Х.Ю. находился в фуфайке и его правая рука была зафиксирована наручниками. Ставит также под сомнение выводы ситуационной экспертизы N*** от 15 декабря 2016 года по тем основаниям, что для целей экспертизы не был проведен эксперимент, в ходе которого могла быть произведена реконструкция обстоятельств, имеющих значение для ситуационного анализа; с постановлением о назначении указанной экспертизы они были ознакомлены 20 декабря 2016 года одновременно с ее заключением, в нарушение ст. 198 УПК РФ они были лишены возможности заявлять отводы, задавать вопросы эксперту; экспертиза проведена в течение одних суток; в распоряжение экспертов были предоставлены не все имеющиеся материалы дела. Обращает внимание, что следователем в нарушение ст. 162 УПК РФ следственные действия проводились после 08 января 2017 года, то есть за пределами сроков предварительного следствия.
В своей апелляционной жалобе защитник-адвокат Сулейманов М.Т., ссылаясь на то, что выводы суда противоречат фактическим обстоятельствам дела, не основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, судом неправильно применены положения уголовного закона, допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, в связи с этим ставит вопрос об отмене приговора в отношении М.О. и прекращении уголовного дела за отсутствием в его действиях состава преступления. В обоснование указывает, что судом не опровергнуты показания Х.Ю. о совершении убийства при самообороне, а также об оговоре им М.О. в сокрытии следов преступления, о погрузке трупа потерпевшего совместно с Д.А.Ю. и неизвестным лицом. Полагает, что судом дана неверная оценка показаниям М.О. о том, что он не помогал загружать труп в автомашину, не являлся очевидцем преступления, поскольку некоторое время отсутствовал, а вернувшись, встретил в доме Х.Ю., который сообщил ему, что М.Э.Б. ушел. После этого он направился в гости к Д.В.В., который подтвердил эти обстоятельства, где распивал с ним спиртное и остался у него ночевать. Ставит под сомнения показания осужденного Х.Ю. на предварительном следствии в той части, что М.О. был осведомлен о нахождении в свертке трупа М.Э.Б., ссылаясь на то, что данные показания не подтверждены другими доказательствами по делу, при этом подозреваемый Х.Ю. в ходе допроса утвердительно пояснял, что в тот момент, когда он заворачивал труп в одеяло, М.О. в доме не было. Приводит доводы о том, что протокол проверки показаний на месте с участием М.О., показания потерпевшей В.Б.Б., свидетелей М.С.А., М.Т.В., Д.Н.Е., Д.А.Ю., К.А.В., информация с видеорегистратора и другие доказательства, приведенные в приговоре, свидетельствуют лишь об обстоятельствах погрузки строительного мусора и не подтверждают виновность М.О. Оспаривает вывод суда о том, что согласно заключению судебно-химической экспертизы наличие на одежде М.О. и М.Э.Б. волокон, которые могли произойти от взаимодействия их одежды, подтверждает вину его подзащитного. Судом не учтено, что указанные лица в течение длительного времени общались между собой, микрочастицы с одежды М.Э.Б. могли попасть на одежду М.О. Кроме этого, труп М.Э.Б. был завернут в одеяло, покрыт целлофаном и обернут скотчем, что исключает возможность соприкосновения их одежды.
В возражениях на апелляционные жалобы заместитель прокурора г. Элисты Наминов У.В. считает приведенные в них доводы несостоятельными и не подлежащими удовлетворению.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор суда первой инстанции подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.
В судебном заседании осужденный Х.Ю. не отрицал, что нанес потерпевшему удары ножом, однако умысла на лишение жизни у него не было, так как защищался от его действий. Осужденный М.О. отрицал свое участие в вывозе трупа М.Э.Б. и не знал о совершенном убийстве.
Несмотря на отрицание, виновность Х.Ю. в убийстве, а М.О. в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления установлена приговором суда и подтверждена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.
Потерпевшая В.Б.В. в судебном заседании пояснила, что 19 декабря 2015 года она в поисках своего брата М.Э.Б. приехала на ***, где проживал М.О. Она обратила внимание, что во всех комнатах горели лампы электрического света, в одной из комнат было разбито стекло, в дальней комнате на полу лежал матрас со следами крови. Она не могла дозвониться М.О., 27 или 28 декабря он ей позвонил, при встрече сообщил, что совместно с М.Э.Б. и Х.Ю. распивал спиртные напитки, но потом ушел. Просмотрев запись видеорегистратора, предоставленную соседкой М.О., она запомнила, что после того, как последний и ее брат М.Э.Б. зашли домой, никто не выходил, в ночное время из дома вышел мужчина, по ее предположению - М.О., к дому подъехала легковая автомашина, и они что-то загрузили в нее.
Свидетель М.С.А. подтвердила, что 17 декабря 2015 года она искала своего супруга М.Э.Б., в связи с этим позвонила М.О., который ей сообщил, что они вместе с ее супругом выпивали спиртное, после этого М.Э.Б. ушел. Через несколько дней она вместе с В.Б.В. поехала к М.О. домой, где они обнаружили, что двери были открыты, стекла побиты, в одной из комнат лежал матрас со следами крови.
Согласно протоколу осмотра места происшествия от 08 января 2016 года на участке местности, расположенном в ***, в траншее обнаружен обугленный труп неустановленного мужчины.
Из выводов заключения судебно-медицинской экспертизы N 37 от 25 февраля 2016 года следует, что смерть М.Э.Б. насильственная, наступила 17 декабря 2015 года от проникающей слепой колото-резаной раны грудной клетки в проекции второго межреберья с повреждением кожи, подкожно-жировой клетчатки, мышц груди, париетальной плевры в проекции второго межреберья, париетальной плевры в проекции заднего края левой ключицы, левой подключичной артерии, колото-резаной раны заднебоковой поверхности в верхней трети левого плеча с повреждением подкожно-жировой клетчатки, мышц, которые осложнились развитием массивной кровопотери.
Приведены в приговоре и показания Х.Ю., данные им в качестве обвиняемого, в которых он подробно рассказал об обстоятельствах распития спиртных напитков с М.Э.Б. и М.О. 17 декабря 2015 года в период с 10 до 12 часов, в ходе возникшей ссоры с М.Э.Б. в связи с тем, что последний стал обыскивать карманы его одежды, когда он спал, а затем переросшей в драку, он выбежал на кухню, схватил со стола нож и нанес не менее двух ударов в область груди М.Э.Б. Вечером того же дня он совместно с М.О. и прибывшим по его просьбе Д.А.Ю. погрузили труп М.Э., завернутый в одеяло, в целлофановый пакет, замотанный скотчем, в автомашину, который вместе с М.О. выбросили в траншею в южном районе г. Элисты.
Из протокола явки с повинной от 14 января 2016 года видно, что Х.Ю. добровольно, после разъяснения ему положений ст. 51 Конституции РФ, изложил обстоятельства совершенного преступления. При этом сведения, сообщенные им, не опровергают существа приведенных его показаний.
Согласно показаниям свидетеля Д.А.Ю. вечером 17 декабря 2015 года по просьбе отчима Х.Ю. он прибыл на ***, где помог ему и неизвестному мужчине загрузить в автомашину сверток, длиной примерно 1,5 метра, диаметром примерно 50 см, лежавший на полу в одной из комнат квартиры.
Психическое состояние осужденных Х.Ю. и М.О. судом первой инстанции проверялось, они обоснованно признаны вменяемыми.
Вина осужденных в содеянном при обстоятельствах, изложенных в приговоре, полностью установлена, в том числе показаниями свидетелей М.В.Ц., Д.Н.Е., К.А.В., Д.В.В., М.Т.В., протоколами осмотра места происшествия, предъявления трупа для опознания, предметов, выемки, очных ставок, заключениями экспертиз и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании, анализ которых подробно изложен в приговоре.
Приведенные в приговоре доказательства зафиксированы в соответствии с уголовно-процессуальным законом и без каких-либо существенных нарушений, а потому обоснованно признаны судом первой инстанции допустимыми.
Суд, всесторонне и полно исследовав указанные доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, оценил как каждое в отдельности, так и в их совокупности, и правильно пришел к выводу о виновности Х.Ю. по ч. 1 ст. 105 УК РФ, а М.О. - по ст. 316 УК РФ.
Вопреки доводам жалобы адвоката суд в приговоре дал объективную оценку показаниям осужденного Х.Ю. Проанализировав его показания на предварительном следствии и в судебном заседании, проследив изменение его показаний, сопоставив их с другими доказательствами по делу, суд обоснованно пришел к выводу, что Х.Ю., не отрицая отдельных обстоятельств, пытался облегчить свое положение, излагая обстоятельства в выгодном для себя свете, искажая часть своих преступных действий, поэтому суд расценил его позицию как способ защиты, стремление избежать уголовной ответственности за содеянное и принял во внимание лишь те его показания, которые подтверждаются другими доказательствами по делу и не противоречат им. Вывод суда о достоверности определенных показаний свидетельствует о выполнении требований ст. 307 УПК РФ.
Судом первой инстанции при рассмотрении дела были проверены все версии совершенного преступления, в том числе и версия Х.Ю., выдвинутая им в ходе предварительного следствия о нападении потерпевшего и самообороне.
Опровергая данную версию, суд правильно пришел к выводу об умышленном характере совершенных Х.Ю. действий, направленных на лишение жизни потерпевшего.
При этом версия осужденного о нанесении удара ножом в момент борьбы с М.Э.Б., когда тот напал на него со спины и пытался задушить, опровергается выводами ситуационной экспертизы об исключении возможности образования колото-резаных ранений у потерпевшего при обстоятельствах, указанных и продемонстрированных Х.Ю. Кроме этого, осужденный М.О. в судебном заседании пояснил, что видимых повреждений на лице и участках тела Х.Ю. он не видел (т. 7 л.д. 171).
Поведение Х.Ю. непосредственно после совершения преступления не оставляет сомнений в том, что осужденный преследовал цель избавления от вещественных доказательств, способных уличить его в убийстве (вывез труп в безлюдное место и выбросил в траншею, пытался его сжечь), что говорит об адекватной оценке им сложившейся ситуации.
Все указанные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что во время совершения преступления Х.Ю. осознавал противоправность своих действий, контролировал их и желал наступления преступного результата.
Локализация ударов, направление раневых каналов, отсутствие в руках у потерпевшего М.Э.Б. каких-либо предметов, угрожающих его жизни и здоровью, свидетельствуют о наличии у Х.Ю. прямого умысла на причинение смерти. Мотивом преступления, как правильно установил суд первой инстанции, явилась возникшая у Х.Ю. в результате ссоры личная неприязнь, вызванная противоправным поведением потерпевшего.
Судом первой инстанции мотивированно отвергнуты доводы защитника Курноскиной Н.С. о необходимости признания ряда доказательств недопустимыми.
Ее доводы о том, что следствием были допущены существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона, выразившиеся в том, что протоколы проверки показаний на месте с участием Х.Ю. от 17 января 2016 года с использованием фотосъемки и его допроса в качестве подозреваемого от 27 января 2016 года, в которых были зафиксированы подробные показания об обстоятельствах нанесения им ножевого ранения потерпевшему при самообороне, утрачены, были тщательно проверены судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты с приведением убедительных мотивов.
Суд первой инстанции учел данные о соблюдении требований уголовно-процессуального закона при проведении с Х.Ю. следственных действий, и то обстоятельство, что показания о совершении преступления были даны им не только в первоначальный период расследования, но и спустя продолжительное время после возбуждения дела - 18 декабря 2016 года.
Согласно ст. 38 УПК РФ следователь является должностным лицом, уполномоченным самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий.
По этому основанию доводы защитника Курнокиной Н.С. о незаконности проведения следственного действия - проверки показаний на месте с участием Х.Ю. 14 декабря 2016 года, то есть по истечении одиннадцати месяцев с момента возбуждения уголовного дела, не могут быть признаны состоятельными.
Фактов затягивания органами предварительного следствия досудебного производства по данному уголовному делу и нарушения сроков осуществления уголовного судопроизводства, предусмотренного ч. 1 ст. 162 УПК РФ, не установлено. Действия органов предварительного следствия в указанный период судом первой инстанции правильно признаны достаточными, эффективными и произведенными в целях своевременного осуществления уголовного преследования.
Таким образом, вопреки доводам жалобы указанный протокол проверки показаний на месте соответствует требованиям ст. 194 УПК РФ и правильно признан допустимым доказательством по делу.
В силу п. 4 ч. 1 ст. 198 УПК РФ при назначении и производстве судебной экспертизы обвиняемый, его защитник вправе ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту.
Положения ч. 1 ст. 206 УПК РФ обязывают следователя предъявить обвиняемому заключение эксперта и разъяснить ему право ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы.
Как следует из протоколов об ознакомлении Х.Ю. и его защитника с постановлениями о назначении ситуационной экспертизы и экспертным заключением N*** от 15 декабря 2016 года, у них не имелись отводы эксперту и ходатайств о назначении дополнительных либо повторных экспертиз (т. 5 л.д. 103, 118).
Тот факт, что Х.Ю. и его защитник были ознакомлены с постановлением о назначении указанной экспертизы после окончания ее производства, не повлекло нарушения права осужденного на защиту, поскольку Х.Ю. и его защитнику разъяснялись права, предусмотренные ч. 1 ст. 198 и ч. 1 ст. 206 УПК РФ. Сама по себе констатация защитником Курноскиной Н.С. нарушения ч. 1 ст. 198 УПК РФ без постановки конкретных дополнительных вопросов к экспертам не может быть признана нарушением прав осужденного.
Юридическую силу данного протокола не умаляет тот факт, что Х.Ю. находился в фуфайке, а в целях безопасности участников следственного действия его правая рука была пристегнута наручниками. Из фототаблицы к протоколу проверки показаний на месте от 14 декабря 2016 года видно, что Х.Ю. добровольно, свободно и наглядно продемонстрировал свои действия, указал конкретное место, где находился потерпевший в момент убийства, механизм нанесения ему ножевых ударов. Он и его защитник подтвердили достоверность изложенных в протоколе сведений, замечаний не имели (т. 5, л.д. 89-100).
В связи с изложенным утверждения о том, что Х.Ю. в ходе проверки показаний на месте не смог продемонстрировать свои действия, так как забыл некоторые подробности происшедшего в связи с давностью события и состоянием здоровья, судебная коллегия признает неубедительными.
Как следует из материалов дела, судебно-медицинская ситуационная экспертиза N*** от 15 декабря 2016 года проведена экспертом, обладающим специальными познаниями в области проводимых исследований, в установленные законом сроки, в распоряжение эксперта были представлены все необходимые документы, заключение эксперта научно обосновано с указанием специальных методик, на основании которых сделаны их выводы.
Выдвинутая М.О. версия о том, что он не знал о совершенном Х.Ю. убийстве М.Э.Б., поскольку в ночь на 18 декабря 2015 года находился в гостях у Д.В.В., опровергается показаниями Х.Ю. на предварительном следствии, из которых следует, что он совместно с М.О. и Д.А.Ю. погрузили труп потерпевшего в автомашину и вывезли за пределы г. Элиста; показаниями потерпевшей В.Б.В. о том, что М.О. скрывался от нее до 27 декабря 2015 года, а согласно записи видеорегистратора, которую она просмотрела, никто из дома не выходил; показаниями свидетеля М.С.А., из которых следует, что М.О. в ходе телефонного разговора 17 декабря 2015 года сообщил ей, что ее муж М.Э.Б. ушел домой; показаниями свидетеля М.В.Ц., согласно которым 28 декабря 2015 года его брат М.О. просил забрать автомашину *** и предупредил, что намерен уехать, так как его разыскивает полиция.
Оснований не доверять показаниям потерпевшей В.Б.Б. и упомянутых свидетелей не имеется, поскольку их показания стабильны, последовательны, согласуются между собой и с другими доказательствами по делу, в том числе с оглашенными показаниями Х.Ю. на предварительном следствии. Каких-либо противоречий в показаниях потерпевшего и свидетелей не имеется, равно как и данных, свидетельствующих о заинтересованности указанных лиц в оговоре осужденных.
Суд первой инстанции обоснованно указал, что выводы заключения судебно-химической экспертизы о наличии на одежде М.О. и М.Э.Б. волокон, которые могли произойти от соприкосновения их одежды, согласуются с другими доказательствами и в своей совокупности подтверждают виновность М.О. в инкриминируемом деянии.
Вопреки доводам жалобы защитника Сулейманова М.Т. суд в приговоре дал объективную оценку показаниям указанных лиц и пришел к обоснованному выводу, что М.О. совершил заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления - убийства М.Э.Б., поскольку оказал помощь Х.Ю. в сокрытии трупа потерпевшего, а затем вывез на свалку с места происшествия матрас со следами крови.
Несогласие стороны защиты с решениями суда по заявленным ходатайствам, в которых было отказано, не свидетельствует о нарушении уголовно-процессуального закона, влекущем отмену приговора. Обоснованность принятых судом решений подтверждается уголовно-процессуальными основаниями, которые усматриваются в материалах уголовного дела.
Другие доводы жалоб по существу сводятся к утверждениям о неправильности и необоснованности приговора, являются аналогичными тем суждениям, которые были озвучены в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции. Они были предметом исследования с вынесением соответствующих решений, сомневаться в правильности которых судебная коллегия не находит оснований.
Не подтвердились эти доводы и при проверке уголовного дела судом апелляционной инстанции.
Доводы жалоб о том, что суд вынес обвинительный приговор на противоречивых, сомнительных доказательствах, выводы обосновал на предположениях нельзя признать состоятельными, поскольку они опровергаются имеющимися в материалах дела и приведенными выше сведениями.
В соответствии со ст. 6 и ч. 3 ст. 60 УК РФ назначаемое подсудимому наказание должно быть справедливым, соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, в том числе должны быть учтены обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.
При назначении наказания Х.Ю. и М.О. судом первой инстанции в полной мере соблюдены требования указанных норм закона.
Разрешая вопросы, связанные с назначением наказания каждому из осужденных, суд в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Х.Ю., учел частичное признание им вины, явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, наличие постоянных мест жительства и регистрации, отсутствие судимости, состояние здоровья (перенесенные инсульты, заболевания в виде ***, публичное принесение извинений потерпевшей стороне; М.О. - отсутствие судимости, семейное положение, наличие постоянных мест жительства, регистрации и работы.
В силу п."з" ч. 1 ст. 61 УК РФ противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, суд первой инстанции обоснованно признал обстоятельством, смягчающим наказание Х.Ю.
Учитывая характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения, суд в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ правильно признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Х.Ю., совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения.
Обстоятельств, отягчающих наказание М.О., судом не установлено.
Оценив совокупность установленных обстоятельств, суд мотивированно пришел к выводу о необходимости назначения осужденному Х.Ю. наказания в виде лишения свободы в условиях изоляции от общества, при этом обосновав свой вывод о применении дополнительного наказания в виде ограничения свободы, а осужденному М.О. - наказания в виде штрафа.
Оснований для изменения категории преступления в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ и применения ст. 64 УК РФ суд не усматривает.
Таким образом, все заслуживающие внимания обстоятельства, известные суду на момент вынесения приговора, в полной мере учтены при решении вопроса о виде и размере наказания.
Назначенные Х.Ю. и М.О. наказания являются справедливыми, соразмерными содеянному каждым из них, соответствующими личности осужденных, и оснований для смягчения не имеется.
Вид исправительного учреждения для отбывания назначенного осужденному Х.Ю. наказания определен правильно в соответствии с п."в" ч. 1 ст. 58 УК РФ.
В ходе рассмотрения уголовного дела нарушений уголовно-процессуального закона, прав и законных интересов сторон, влекущих отмену приговора, судом не допущено.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.19, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 14 июня 2017 года в отношении Х.Ю. и М.О. оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Х.Б., его защитника Курноскиной Н.С., а также защитника Сулейманова М.Т. - без удовлетворения.
Настоящее определение может быть обжаловано в кассационном порядке непосредственно в президиум Верховного Суда Республики Калмыкия.

Судьи
Э.Г.АНДРЕЕВ
М.С.ПУГАЕВ
Л.А.МАМАЕВ



Статья 207. Дополнительная и повторная судебные экспертизы


1. При недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела может быть назначена дополнительная судебная экспертиза, производство которой поручается тому же или другому эксперту.

2. В случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

3. Дополнительная и повторная судебные экспертизы назначаются и производятся в соответствии со статьями 195 - 205 настоящего Кодекса.

Назад к содержимому
s.com/dashboard to customize your tools -->