Консультация адвоката +7-906-775-74-77

Исковое заявление об установлении границ земельного участка иногда формулируется иначе, например, “об определении границ земельного участка“, “о восстановлении границ земельного участка“, “об уточнении границ земельного участка“, “об исправлении реестровой ошибки в сведениях ЕГРН о земельном участке” и др. Иногда необходимо одновременно заявлять требование об исправлении реестровой ошибки.

Иск об установлении границ земельного участка предъявляется по месту нахождения участка, то есть по правилам исключительной подсудности в соответствии с ч. 1 ст. 30 ГПК РФ.

Зачастую суд не обходится без проведения судебной землеустроительной экспертизы.

Хорошо разбираться в любом виде иска посредством анализа кассационной практики.

Сегодня в качестве примера публикуется определение Первого кассационного суда общей юрисдикции по делу об установлении границ земельного участка:

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 23.08.2023 N 88-25568/2023 по делу N 2-4092/2022 (50RS0045-01-2022-003510-95)
Иск собственника земельного участка об установлении границ земельного участка.
Кадастровым инженером подготовлен межевой план, в соответствии с которым площадь участка больше, чем по документам о собственности.

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе…
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску П. к администрации городского округа Солнечногорск Московской области об установлении границ земельного участка
по кассационной жалобе П. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 марта 2023 г.
Заслушав доклад судьи _., судебная коллегия
установила:
П. обратился в суд с иском к администрации городского округа Солнечногорск Московской области об установлении границ земельного участка.
Иск обоснован тем, что на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ истец является собственником земельного участка с кадастровым номером N, площадью 626 кв. м, расположенного по адресу: <адрес>. Для установления границ участка кадастровым инженером подготовлен межевой план, в соответствии с которым площадь земельного участка составила 1 035 кв. м, что на 409 кв. м больше, чем указанно в правоустанавливающем документе. Кадастровым инженером разработан также вариант формирования границ спорного земельного участка с учетом положений о предельных минимальных и максимальных размеров земельных участков, установленных правилами землепользования и застройки, утвержденных постановлением администрации городского округа Солнечногорск Московской области от ДД.ММ.ГГГГ N “Об утверждении правил землепользования и застройки территории (части территории) городского округа Солнечногорск Московской области”. С учетом изменения заявленных требований просит установить границы своего земельного участка площадью 768 кв. м по разработанному кадастровым инженером варианту формирования границ.
Решением Солнечногорского городского суда Московской области от 27 сентября 2022 г. исковые требования удовлетворены.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 марта 2023 г. решение Солнечногорского городского суда Московской области от 27 сентября 2022 г. отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.
В кассационной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 марта 2023 г., как незаконного.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для отмены в кассационном порядке обжалуемого судебного постановления по доводам кассационной жалобы.
В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Таких нарушений при рассмотрении настоящего дела судом кассационной инстанции не установлено.
Из материалов дела и обжалуемого судебного постановления следует, что истец на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ является собственником земельного участка с кадастровым номером N, площадью 626 кв. м, расположенного по адресу: <адрес>
Из межевого плана, подготовленного кадастровым инженером с целью уточнения границ и площади спорного участка, следует, что фактическая площадь участка составляет 1 035 кв. м. Конфигурация уточняемого земельного участка и его местоположение соответствует границам, существующим на местности длительное время, что подтверждается фотопланом местности 2003 г. Возражений по фактической площади и границам земельного участка у смежных землепользователей не имеется, что следует из акта согласования границ.
Кадастровым инженером разработан дополнительный вариант уточнения границ земельного участка с учетом формирования спорного земельного участка в соответствии с положениями о предельных минимальных и максимальных размерах земельных участков, установленных правилами землепользования и застройки, утвержденных постановлением администрации городского округа Солнечногорск Московской области от ДД.ММ.ГГГГ N “Об утверждении правил землепользования и застройки территории (части территории) городского округа Солнечногорск Московской области”, где минимальный размер для вида разрешенного использования “для ведения личного подсобного хозяйства” 500 кв. м, максимальный размер – 3 000 кв. м.
Согласно дополнительному варианту установления границ спорного земельного участка площадь его составит 768 кв. м.
Суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 261, 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 6, 11, 70 Земельного кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ “О государственной регистрации недвижимости”, установив, что спора по границам со смежными землепользователями не имеется, границы земельного участка согласованы, на местности границы земельного участка установлены и закреплены объектами искусственного происхождения, уточненная площадь земельного участка истца не превышает установленные в соответствии с земельным законодательством минимальный и максимальный размеры земельного участка с учетом установленной погрешности для земель соответствующего целевого назначения и разрешенного использования, пришел к выводу об удовлетворении исковых требований с учетом их изменения.
Отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции, исходил из того, что истец, предъявляя иск об установлении (уточнении) местоположения границы земельного участка, по сути, претендует на земельный участок большей площадью, то есть имеется спор о праве истца на земельный участок площадью большей, чем по правоустанавливающим документам (даже с учетом допустимой погрешности).
Иск же об установлении границ земельного участка как способ защиты применим в случае спора между землепользователями, в том числе смежными, удовлетворение такого иска приводит к правильному установлению местоположения границ земельного участка.
В настоящем случае, с учетом обстоятельств данного дела, в том числе отсутствии прав истца на спорный земельный участок (площадью 768 кв. м), сами по себе требования об установлении границы земельного участка не могли быть удовлетворены судом.
Истец, как собственник земельного участка, вправе самостоятельно определить границы земельного участка и внести сведения в ЕГРН в соответствии с документом, подтверждающем право собственности на земельный участок и фактическим землепользованием, а при условии, если у истца и органа местного самоуправления существует спор в отношении права владения земельным участком, то истцом избран неверный способ защиты своего права.
Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления.
В соответствии с частью 7 статьи 1 Федерального закона от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ “О государственной регистрации недвижимости” государственный кадастровый учет недвижимого имущества – внесение в Единый государственный реестр недвижимости сведений о земельных участках, зданиях, сооружениях, помещениях, машино-местах, об объектах незавершенного строительства, о единых недвижимых комплексах, а в случаях, установленных федеральным законом, и об иных объектах, которые прочно связаны с землей, то есть перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно (далее также – объекты недвижимости), которые подтверждают существование такого объекта недвижимости с характеристиками, позволяющими определить его в качестве индивидуально-определенной вещи, или подтверждают прекращение его существования, а также иных предусмотренных настоящим Федеральным законом сведений об объектах недвижимости (далее – государственный кадастровый учет).
В силу положений части 4 статьи 8 Федерального закона от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ к основным характеристикам объекта недвижимости отнесены его кадастровый номер, описание местоположения границ и площадь.
Статья 43 названного закона предусматривает, что государственный кадастровый учет в связи с изменением описания местоположения границ земельного участка и (или) его площади, за исключением случаев образования земельного участка при выделе из земельного участка или разделе земельного участка, при которых преобразуемый земельный участок сохраняется в измененных границах, осуществляется при условии, если такие изменения связаны с уточнением описания местоположения границ земельного участка, сведения о котором, содержащиеся в Едином государственном реестре недвижимости, не соответствуют установленным на основании настоящего Федерального закона требованиям к описанию местоположения границ земельных участков или в содержащемся в Едином государственном реестре недвижимости описании местоположения границ которого выявлена ошибка, указанная в части 3 статьи 61 настоящего Федерального закона (далее – уточнение границ земельного участка) (часть 1).
При уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок, или при отсутствии такого документа исходя из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае отсутствия в указанных документах сведений о местоположении границ земельного участка его границами считаются границы, существующие на местности пятнадцать лет и более. В этом случае допускается изменение площади такого земельного участка в соответствии с условиями, указанными в пунктах 32, 32.1 и 45 части 1 статьи 26 настоящего Федерального закона. В указанном случае в межевом плане приводится обоснование местоположения уточненных границ земельного участка. При проведении правовой экспертизы документов, представленных для осуществления государственного кадастрового учета, проверка обоснованности местоположения уточненных границ земельного участка, в том числе изменения площади уточненного земельного участка, если такое уточнение местоположения границ земельного участка не приводит к нарушению условий, указанных в пунктах 32 и 32.1 части 1 статьи 26 настоящего Федерального закона, государственным регистратором прав не осуществляется (часть 1.1).
Право собственности на земельный участок прекращается при отчуждении собственником своего земельного участка другим лицам, отказе собственника от права собственности на земельный участок, по иным основаниям, предусмотренным гражданским и земельным законодательством (статья 44 Земельного кодекса Российской Федерации).
Лицо, полагающее свои права нарушенными, может избрать любой из приведенных в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации способ защиты права либо иной, предусмотренный законом способ, который бы обеспечил восстановление нарушенного права.
В силу приведенных норм материального права, суд апелляционной инстанции, обоснованно указал на то, что требования об установлении границ земельного участка большей площадью, чем определено правоустанавливающими документами, не могут быть рассмотрены судом, поскольку в силу положений статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, при установленных обстоятельствах, не являются надлежащим способом защиты.
Утверждение заявителя кассационной жалобы о незаконности оспариваемого судебного акта основано на ошибочном толковании норм материального и процессуального права.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции не находит предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены судебного постановления.
Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции
определила:
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 марта 2023 г. оставить без изменения, кассационную жалобу П. – без удовлетворения.